Дмитрий Васильевич Сироткин и судостроительный завод И. А. Шорина.

 Пылина Анастасия Сергеевна, бакалавр по специальности «История»

В начале XX века в Гороховце была спущена на воду «Марфа Посадница» — самое большое в России, по состоянию на 1907 г., речное нефтеналивное судно. Со строительством «Марфы-Посадницы» тесно связаны имена Д. В. Сироткина, В. Г. Шухова, И. А. Шорина, владельца Гороховецкого судостроительного завода.

И. А. Шубин в своей книге «Волга и волжское судоходство» [1] привел описание баржи «Марфа-Посадница», по воспоминаниям Д. В. Сироткина, который сообщил, что баржа была построена по его чертежам. Также большое внимание строительству баржи «Марфа-Посадница» на Гороховецком судостроительном заводе уделил Н. И. Андреев в своей книге «Котельщики: гороховецкие отходники» [2]. Проанализировав воспоминания старожилов Гороховецкого судостроительного завода, автор доказал, что работа над чертежами, их корректировка и доработка, проводилась на Гороховецком судостроительном заводе. К сожалению, воспоминания по большей степени своей субъективны, воспоминания могут содержать неточности, вследствие того, что написаны гораздо позже произошедшего события.

Очень часто значимое для истории событие, например, такое как строительство баржи «Марфа-Посадница», рассматривается в пределах одного региона. Не многие с ее созданием свяжут сразу три имени – Владимира Григорьевича Шухова, выдающегося русского инженера, Дмитрия Васильевича Сироткина, нижегородского предпринимателя, и Ивана Александровича Шорина, владельца Гороховецкого судостроительного завода. Тем не менее, каждый из них внес свой вклад в создание баржи «Марфы-Посадницы».

Дмитрий Васильевич Сироткин (1864 -1953 гг.) родился в деревне Остапово близ села Пурех Нижегородской губернии. Был сыном разбогатевшего крестьянина. Отец Дмитрия Васильевича, Василий Иванович, зимой скупал у балахнинских кустарей ложки, пряльца и другую продукцию, а весной справлял эту продукцию по Волге (в г. Царицын, Астрахань). Вскоре Сироткины переезжают в Нижний Новгород, где 1860-х годах приобретают пароход, который в честь реформы 1861 года, получил название «Воля». На судах отца, Дмитрий Васильевич прошел хорошую школу, выполняя самые разнообразные работы вплоть до обязанностей поваренка, а в 25 лет уже «ходил командиром» [3]. Однако удачное начатое дело рухнуло самым неожиданным и трагичным образом, в 1873 году во время аварии на одном из пароходов утонул старший брат Дмитрия, Викул, главный двигатель семейного предпринимательского дела [4].

 

Дмитрий Васильевич решил отделиться от отца и в 1890 году Д. В. Сироткин женился на дочери казанского купца-пароходчика К. С. Четвергова Марии [5]. В 1895 году Дмитрий Васильевич приобрел свой первый буксирный пароход, который назвал «Волей», в память об отцовском судне. В 1898 году Д. В. Сироткин значительно расширил масштабы своего предприятия, приобретя нефтетранспортное дело С. М. Шибаева (четыре буксира и пятнадцать деревянных барж) [6]. С приобретением Шибаевского дела фирма Сироткина стала одной из крупнейших на Волге нефтетранспортных предприятий [3, с.54].

Также в это время Дмитрий Васильевич принимает активное участие в политической жизни Нижнего Новгорода: в 1897 году он избирается в Думский комитет для заведования городскими народными столовыми и чайными, в 1905 году избирается в комитет Нижегородской полиции, в котором руководил судоходством на Волге и Оке. Но в Думе Дмитрий Васильевич получил прозвище «безгласный гласный», так как в это время Сироткин больше занимался собственным бизнесом.

В начале XX века возросла нефтедобыча, к 1899 году только в Грозненском районе добывалось более 25 млн. пудов нефти, соответственно возникает необходимость в транспортировке нефти. Дмитрий Васильевич Сироткин решил перейти на эксплуатацию нефтеналивных барж совершенно новой конструкции, напоминающей старинную русскую расшиву.

Баржи типа «мнущих воду» были спроектированы Владимиром Григорьевичем Шуховым и выпускались до 1902 года на верфях в Царицыне и Саратове, принадлежавших «Строительной конторе А. В. Бари», в которой В. Г. Шухов служил техническим руководителем [2,с.106]. Баржи типа «мнущих воду» имели почти плоское днище и закругленный нос. Благодаря своим конструкторским особенностям баржи типа «мнущих воду» смело шли по мелководью, почти не создавая волны, такую баржу мог легко буксировать даже не очень мощный пароход [4].

Как сообщил И. А. Шубин в книге «Волга и волжское судоходство»: «Уже в конце 90-х годов Сироткин, на удивление всей Волге, построил несколько деревянных баржей новой конструкции до 60 саж. длины, грузоподъемностью до 300. 000 пуд., а в 1907 году выпустил свою железную «Марфу-Посадницу». Баржа (построенная по чертежам Сироткина на заводе И. А. Шорина в Гороховце на р. Клязьме) имела неслыханные и невиданные на Волге размеры:72 саж. в длину и 10 саж. в ширину, при грузоподъемности в 550. 000 пуд. наливного груза на осадке в 19 четв»[1, с.662].

Стоит более подробно остановиться на сведениях И. А. Шубина.

Во-первых, Дмитрий Васильевич Сироткин только в 1911 году заложил завод около села Бор, напротив Нижнего Новгорода, который был назван «Нижегородский теплоход». Постоянно расширяясь, завод с каждым годом увеличивал строительство судов. Так в 1914 году изготовлены две нефтеналивные баржи: «Гусяна», вместимостью 75000 пудов (1200 тонн) и «Патриарх Гермоген», вместимостью 200.000 пудов (3, 3 тыс. тонн) [7].

Во-вторых, имея собственные чертежи, Дмитрий Васильевич не строит баржу на заводах в Сормово и Кулебаках, а обращается на завод Ивана Александровича Шорина в г. Гороховец.

С чем был связан такой выбор? Стоит отметить, что оба были старообрядцами, но Дмитрий Васильевич относился к старообрядцам — поповцам белокриницкого согласия, а Иван Александрович относился к старообрядцам — беспоповцам поморско – брачного согласия приемлющих брак. Но вряд ли основную роль в выборе сыграло отношение обоих к старообрядцам, тем более что оба относились к двум разным течениям в старообрядчестве.

Скорее всего, выбор был связан с личностью самого Ивана Александровича Шорина, который в 80-х годах XIX века, вместе с В. Г. Шуховым, работал в «Строительной конторе А. В. Бари» на Кавказе, на строительстве нефтепроводов и резервуаров. Можно предположить, что именно В. Г. Шухов посоветовал Д. В. Сироткину обратиться на Судостроительный завод И. А. Шорина в г. Гороховец. Кроме работы на Кавказе, Иван Александрович Шорин до 1888 года работал у Альтфатера на строительстве резервуаров в Москве, Нижнем Новгороде, Орле, Царицыне, Батуми и других городах, с 1897 года – руководитель котельной мастерской на станции Тихорецкая Владикавказской железной дороги [2, с.107].

Завод И. А. Шорина,   основанный в 1902 году, уже в 1903 г. спустил на воду нефтеналивную баржу для нижегородского предпринимателя — нефтепромышленника Тер-Акопова [2,с.102].  Кроме того, на заводе работали квалифицированные рабочие-котельщики, которые накопили профессиональный опыт на многих объектах не только в близлежащих городах, но и на Кавказе, и в Средней Азии. В конце XIX – начале XX в. появилась шутка, что даже Эйфелева башня стоит на Гороховецких заклепках. Также на заводе И. А. Шорина был технический отдел, который мог произвести корректировку чертежей В. Г. Шухова, так как в его разработках грузоподъемность не превышала 165.000 пудов. Стоит отметить, что работы по корректировке чертежей были выполнены специалистами Талановым, Хреновым и Алексеем Семеновичем Марфениным под руководством управляющего заводом Михаила Ивановича Шорина [2, с.106], которому Иван Александрович Шорин дал образование инженера [8].

В-третьих, сведения И. А. Шубина были основаны на воспоминаниях Дмитрия Васильевича Сироткина, который в момент издания книги находился в Югославии, он несколько раз просил разрешения вернуться в Россию, но так его и не получил. Иван Александрович Шорин умер в 1918 году, трудно сказать обращался ли И. А. Шубин к М. И. Шорину, но, скорее всего, И. А. Шубин мог написать письмо на Гороховецкий Судостроительный завод. Но к 1927 году завод был национализирован, а «в 1927 году завод перешел в объединение РСФСР «Речсудоверфь»» [8], поэтому к этому времени, вряд ли новое руководство завода могло подсказать сведения о строительстве барж типа «Марфы- Посадницы», которые выпускались на заводе при Иване Александровиче Шорине.

После спуска баржи «Марфа — Посадница» к Д. В. Сироткину приходит популярность. Стоит отметить, что за 10 лет до спуска на воду баржи «Марфа — Посадница», в 1897 году Д. В. Сироткиным была открыта чайная, деньги на нее были выделены знаменитым купцом Н. Бугровым, а популярность досталась Д. В. Сироткину [4].

В 1907 году — он председатель Нижегородского биржевого комитета, в 1908 году бессменный председатель совета судовладельцев Волжского бассейна, в 1913 году Городской глава Нижнего Новгорода. В Гороховец, на судостроительный завод И. А. Шорина, он обращается еще дважды, в 1908 -1909 гг. на заводе для Д. В. Сироткина были построены еще две баржи «Боярыня Морозова» и «Наталья Нарышкина» [2, с.105]. Стоит отметить, что после выпуска этих барж, в 1913 году завод выпускает баржу- больницу, с длиной корпуса равной 200 метрам, для 9 футового Астраханского рейда [2, с.110]

В 1910 году образовалось знаменитое общество «Волга». В «Волгу» вошли компании Сироткина и Лбовых, астраханский торговый дом «Захаров и Скрепинский» и пароходное товарищество Я. С. Чернонебова. Правление общества находилось в Нижнем Новгороде [6, с.55]. Сначала «Волга» занималась как нефтяными, так и хлебными перевозками. Но в зиму 1912-1913 гг. бывший у общества хлебный караван был ликвидирован и «Волга» полностью сосредоточилась на перевозке нефти (причем не только по Волге, но и по Оби и Иртышу) 6, с.56]. В 1915 году на заводе «Нижегородский теплоход» создается конструкторское бюро для изготовления судового двигателя.

После революции, в 1919 году, Дмитрий Васильевич переехал во Францию, а в 1920-е годы переселился в Югославию, где умер в 1953 году. В течение жизни современники относились к Дмитрию Васильевичу по-разному, «умницей и честолюбцем» называл его Горький, «счастливым человеком» называли его на бирже, «хитрым Митрием» прозвали его волжане, купец Бугров называл его «американцем», «хитрой лисой» именовала его левая пресса в 1917 году.

Созданная по его заказу баржа «Марфа-Посадница»,  прочно закрепила имя своего заказчика в истории. Но над ее созданием трудился не один человек, можно предположить, что у Дмитрия Васильевича был черновой чертеж, который впоследствии дорабатывался при участии Владимира Григорьевича Шухова и Гороховецкого судостроительного завода, владельцем которого в то время был Иван Александрович Шорин.

 

Литература

  1. Шубин И. А. Волга и волжское судоходство (История, развитие и современное состояние судоходства и судостроения) / И. А. Шубин. – М.:Транспечать НКПС, 1927. – 918 с.
  2. Андреев Н. И. Котельщики: гороховецкие отходники / Н. И. Андреев. – Владимир:Транзит – ИКС, 2010. –224 с.
  3. Селезнев Ф. А. Старообрядцы и русская нефть / Ф. А. Селезнев // Рождение мое за Кудьмою рекою: материалы третьих Аввакумовских чтений.- Нижний Новгород. – 2010. – С. 51.
  4. Абрамов Д. Хитрый Митрий / Д. Абрамов // Монитор. – 2002. — №14. – С. 26.
  5. Боченов В. В. «Всегда был преданным сыном матери-Родины и твердым старообрядцем»: новые документы о Югославском периоде жизни Д. В. Сироткина / В. В. Боченов // Нижегородский краевед: сборник научных статей. — Нижний Новгород . – 2015 . — № 1. — С. 111.
  6. Селезнев Ф. А. Старообрядцы и русская нефть.С. 52.
  1. Теплоходцы о времени и о себе. К 100 летию завода «Нижеородский Теплоход» / Н. Н. Полынин, И. С. Гоголева, Ю. К. Харитонов. – г. Бор, 2012. С. 13.
  2. К истории Гороховецкого судостроительного завода. Конспект. Июнь. 1956 г. Из фондов Гороховецкого историко-архитектурного музея.