Якимычев Александр Михайлович – первый руководитель военно-морской стратегической агентурной разведки СССР

 

 

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

А.М.Якимычев родился 5 марта 1897 года в семье рабочего-котельщика Михаила Григорьевича Якимычева, родом из крестьян дер. Большие Лужки Гороховецкого уезда Владимирской губернии. М.Г. Якимычев трудился на судостроительной верфи в г.Николаеве,куда в 1890-е годы переместился из Севастополя центр постройки новых броненосцев [ 2 ], и куда перебрались многие семьи гороховецких котельщиков (лучших в империи клепальщиков стальных корпусных изделий).

Док судостроительного завода в г.Николаеве [ 1 ]

Именно в Николаеве в семье Якимычевых в 1890 г. родился старший брат будущего разведчика, Иван. Крестили Ивана в Свято-Алексеевской (Острожной) церкви, построенной в 1830 году для арестантских рот, «прикомандированных» Николаем I к разворачивавшемуся судостроительному производству в г. Николаеве, ставшему крупнейшим на Юге империи. В 1857г. арестантские роты были упразднены, а сам храм в 1860 г. был передан в ведение военного министерства. Церковь была закрыта в 1920г., здание её, и даже изображения, не сохранились [3]! Так как Острожная Свято-Алексеевская церковь находилась на территории бывшей крепости, а затем острога (тюрьмы), она была обнесена необычным высоким забором. На одной из старинных фотографий видов г.Николаева нам попалось изображение храма за подобным забором… [ 1 ]

Православный храм, обнесенный высоким забором. г.Николаев,1918  [1]

Так или иначе, крестьянский сын, сам ставший рабочим в г.Николаеве, возвращался туда еще не раз…

СЛУЖБА НА ФЛОТЕ

В 1916 году Александр был призван в армию, поступил на военную службу во флот и стал учиться в Машинной школе в Кронштадте, которую закончил в 1917 г. Машинная школа Балтийского флота располагалась в  Кронштадте, на Петровской ул., д. 7Б и готовила механиков для зарождавшегося военно-воздушного флота.

Машинная школа Балтийского флота   [ 4 ]

Школа располагалась в удивительно живописном производственном здании, построенном в 1885 году в стиле модерн!

Фасад Машинной школы. Современный вид [ 5 ]

Общение с «дореволюционными» преподавателями в 1916 – начале 1917 г. и производственная практика (техническая подготовка аэропланов к реальным полётам) рождало мечты о небе. Начавшиеся в 1917 г. бурные события Октября, открыли деятельному пареньку новые горизонты.

Приняв революцию, он оказался в кругу единомышленников из среды кронштадтских матросов! Учащиеся Машинной школы непосредственно участвовали в захвате Зимнего Дворца и аресте кабинета министров.

Заметка из газеты «Пролетарское дело» 26 октября 1917 г., экстренный выпуск / Центральный Гос. Архив ВМФ, изд. материалов по истории России / [6]

Возможно, быстрый рост по службе был связан с участием Якимычева в этих революционных событиях. С 1918 г. он состоит в Рабочее-Крестьянском Красном Флоте. Работа отца на Николаевской судоверфи и, возможно, последующая совместная с ним работа, позволили в 1919 г молодому партийцу Александру записать в графе происхождение «Из рабочих».

В течение 1918 года Якимычев продолжал учебу в более близкой сердцу Школе морских летчиков, овладевая приемами современного ему пилотажа.

Как сообщает «Энциклопедия сайта Ретропланъ» [  7  ] :

Приказом по Военно-морскому ведомству России от 11.11.1918 г. №769 на Крестовском острове в Петрограде открывается новая школа Морской Авиации по обучению лётчиков и авиамехаников, получившая наименование Школа морской авиации имени Л.Д.Троцкого. На неё возлагалась задача в кратчайший срок переучить бывших авиамехаников и мотористов на морских лётчиков.  

    С 1 мая 1919 г., в связи с наступлением армии генерала Юденича на Петроград, лётчики Петроградской школы Морской Авиации, вместе с лётчиками Красносельской морской школы высшего пилотажа, участвовали в боевых действиях. Они выполняли воздушную разведку, бомбардировку и фотосъёмку расположения войск противника.

       При подавлении мятежа на фортах «Серая Лошадь» и «Красная Горка» (13-16 июня 1919 г.) был задействован лётный состав школы Морской Авиации на Крестовском острове. Морские лётчики разбросали над восставшими фортами обращение Петроградского комитета обороны с призывом прекратить сопротивление и арестовать зачинщиков мятежа. После отказа самолёты стали наносить бомбо-штурмовые удары по фортам.

       После разгрома Юденича, в середине октября 1919 г. школа морской авиации им.Л.Д.Троцкого вновь возобновила свою работу.

ПЕРВЫЕ ШАГИ В ВОЕННО-МОРСКОЙ РАЗВЕДКЕ

Летали на гидросамолетах М-5 и М-9 (летающие лодки конструкции Григоровича), из 12-ти  по штату, годными для полетов были только 5.

Александр Якимычев, в числе других курсантов школы в 1919 г. воюет на Балтике.   13 – 16 июня А.М.Якимычев в качестве воздушного разведчика участвует в подавлении контрреволюционного мятежа форта «Красная Горка», к которому приложили руку и английские интервенты. Береговой форт, построенный в 1909-1915 гг. как «Алексеевский», рядом с деревней Красная Горка, был одним из двух мощных фортов Кронштадстской позиции.

Форт Красная Горка (Алексеевский), 1915-1920 [ 8 ]

Единственной, но значительной потерей для красных, стала гибель бронепалубного крейсера «Олег», потопленного быстроходным английским торпедным катером на стоянке!

Бронепалубный крейсер «Олег». 1913

Учась в Машинной школе и в Школе морских летчиков, общаясь с образованными сверстниками, Александр Михайлович овладел двумя иностранными языками – английским и немецким. Несомненно, он был одаренным человеком.

Во второй половине лета 1919 года, быстро набираясь фронтового и технического опыта, Якимычев оказывается на южном участке фронта республики в районе г.Николаева. Его назначают начальником 5-го гидрографического отряда РКВФ Морских сил Черного моря /Рабоче-Крестьянский Воздушный Флот/. Задача отряда – обеспечить безаварийный проход «своих»судов в прибрежных водах азово-черноморского района и контролировать маршруты судов Белой гвардии и интервентов.  Гидрографические и геодезические службы армии и флота традиционно выполняли и разведывательные функции, так что участие Якимычева в разведработе сохранялось.

В распоряжении портов находилось несколько гидрографических судов, переделанных из буксиров и катеров. Использование аэропланов А.М. Якимычевым нами не установлено. К концу 1920 года на всем Черноморском театре военных действий в морской авиации находились 33 гидросамолета, из которых половина была неисправна! Возможно, что он сумел использовать даже минимальные имевшиеся возможности авиации для ведения разведки.

УЧЁБА. АКАДЕМИЯ

Тем не менее, именно после Южного фронта, Александр поступает в Морскую школу высшего пилотажа Балтийского флота в Красном селе под Петроградом (фактически к однополчанам по летним боям 1919 г.) и в 1920 году успешно заканчивает её, оставаясь в должности начальника гидрографического отряда ВВС.

В 1921 г. начальник Главвоздухофлота К.В. Акашев, ратовавший за тесное взаимодействие разных родов войск с авиацией, направил  в Управление морских учебных заведений РККФ письмо (№ 674/310 от 17 января 1921 г.), с просьбой предоставить пять вакансий для слушателей-авиаторов в Военно-морской академии (ВМА) в Петрограде. В результате положительного решения руководства академии

«В 1921—1922 гг. наряду с другими красными командирами флота были приняты 11 морских лётчиков на подготовительный курс ВМА (выпуски 1926 и 1927 гг.) и ещё трое — на основной курс (выпуски 1923 и 1924 гг.).» [  9  ].

Полученное образование, опыт самостоятельной работы и социальное происхождение «из рабочих» позволяют А.М. Якимычеву в 1921 году в Петрограде поступить в Военно-Морскую Академию на военно-морской факультет. Слушателями академии в те годы (1921-1927) были многие известные молодые организаторы вооруженных Сил Советской Республики, участники Гражданской войны, награжденные первыми советскими орденами Красного Знамени! Заводилой был временный командующий Балтийским флотом (при подавлении Кронштадтского мятежа, назначенный на эту должность Л.Д.Троцким), будущий командующий Черноморским Флотом Иван Кузьмич Кожанов, одногодка Якимычева, поступивший на 1 семестр позже. Им было всего по 24 года!

Здание военно-морской академии в дореволюционное время и 1920-е годы [ 10 ]

Именно в 1921-1925 гг. слушатели и адъюнкты Балтийско-Ленинградского и Севастопольского отделений, проявившие склонность к научной работе (в их числе и Якимычев-ленинградец), участвовали в дискуссиях со старыми специалистами, бывшими офицерами флота о стратегии и тактике современной войны. Получила известность дискуссия «О малой войне на море».

Как писал в 1980 г. советский историк флота Н.Ф.Варгин  [ 11, с.87   ] :

И они учились, вносили в устоявшийся размеренный строй консервативной академической жизни революционное мышление, вели упорную борьбу с идеологически чуждыми и враждебными социалистическому государству военно-морскими теориями, которые кое-кто из старых специалистов пытался поднять на щит. Теории эти, при попытках перенести их на советскую почву, отвлекали от актуальных проблем Красного Флота. Их венцом была «теория владения морем» / использование военно-морского флота в качестве главного орудия поддержания колониального владычества империй/. Кожанов, Душенов, Лудри, Александров, Якимычев и другие – крепкое и здоровое ядро партийной организации академии – первыми начали борьбу против реакционных теорий и дали возможность значительно продвинуть вперед разработку военно-морских проблем с марксистских позиций.

У всех этих творцов новой жизни, создателей новой рабоче-крестьянской  Красной Армии, сложилась трагическая судьба!  1937 год…  И.К.Кожанов – протеже Наркомвоенмора Л.Д.Троцкого, несмотря на свои заслуги, особенно в кровавом удержании Балтийского флота от поддержки кронштадтских матросов, поплатился за эту связь с «сильным мира того». Причем перед арестом Кожанова, Ворошилов, который очень ценил его, потребовал подтверждения его антипартийной деятельности более, чем трех свидетелей! Были собраны показания сослуживцев, не подвергнутых аресту, и они показали на его участие в троцкистском заговоре. [ 12 ]

Обстоятельства дела Кожанова, возможно, повлияли на судьбу и остальных его сотоварищей, хотя им и предъявили другие обвинения…  Но до этого еще оставалось 10 лет творческой, насыщенной, активной жизни!

СТАНОВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РАЗВЕДЧИКА

Структура Разведуправления РККА (Разведупра), начиная с декабря 1925, претерпела очередные изменения, которые завершились к концу лета 1926 г. [  13  ] Сам Разведупр был переименован в IV Управление Штаба РККА. Самый «интеллектуальный» агентурный 2-й отдел Разведупра лишился шифровального отделения, ставшего 1-й шифровальной частью всего Управления, и, по-видимому, при расширении своей деятельности нуждался в новых кадрах.

Именно тогда, после защиты диплома в ВМА, в августе 1926 г., Якимычев был направлен на службу во 2-й отдел IV Управления помощником начальника отдела. Он был полезен как стойкий коммунист, технически образованный специалист в области морской авиации и собственно флота, знающий два иностранных языка. Отношения к Советской России  всё заметнее менялись в Европе, особенно после Генуэзской конференции 1922 г. Ситуация становится понятной, если учесть сказанные в 1925 году слова руководителя разведуправления Я.К. Берзиня о задачах разведки в целях информирования руководителей государства об обстановке вокруг Страны Советов:

«Необходимые для этого данные Разведупр добывает в первую очередь при помощи своего агентурного аппарата, а затем черпает дополнительные сведения из иностранной прессы и литературы и из случайных сообщений некоторых гражданских органов, как-то: НКИД, ГПУ, Коминтерн и др.»  [ 13 ]                            

Но при этом Александр не терял связь с родной академией. Давала знать склонность к аналитической научной работе. Именно эта черта характера и стремление повысить уровень знаний привели к тому, что в 1928 г. Александр поступает в адъюнктуру академии и через 2 года успешно заканчивает ее. Он остается на должности преподавателя (1931 г.), а затем назначается и начальником штаба Военно-морской Академии, оставаясь в этой должности до декабря 1933 г. Способствуют тому его образование, активность, приверженность к коммунистическим идеям. В эти же годы он преподает и в Ленинградском отделении Коммунистической академии (Комакадемии)!

В первом номере за 1934 год в журнале «Морской сборник» /Органе управления военно-морских сил РККА ! / публикуется его статья  » Метод изучения военно-морской истории» [ 14  ]. Но в это время А.М. Якимычев уже далеко.

Перед Александром Михайловичем открылись новые перспективы. Он был назначен помощником Военно-морского атташе при полпредстве СССР в США.

Полпредство СССР (посольство) разместилось в одном из самых дорогих и красивых особняков в Вашингтоне (Дом Джорджа Пульмана), приобретенном еще царским правительством в 1913г. После революции за ним «присматривали» бывшие российские дипломаты, в частности, ставленник Керенского И.Криницкий, оставшийся в США. После установления в 1933 году дипломатических отношений между СССР и США здание снова заняло посольство, но уже Советской России.

Состав полпредства был небольшим (около  15 человек, включая двух консулов в Нью-Йорке и Сан-Франциско). Военно-морским атташе был назначен участник Гражданской войны, вице-адмирал П.Ю. Орас, с двумя помощниками, одним из которых и был Александр Михайлович Якимычев  [ 15 ]. Новые сотрудники появились в посольстве в январе 1934 г. Начало их работы совпало с драматическими событиями во льдах Советского Севера! Затертый льдами и дрейфовавший в ледяном поле с 4 ноября 1933 года пароход «Челюскин» /совсем близко от Берингова пролива!/, 13 февраля 1934 г. был раздавлен льдами и затонул. Экипаж, участники экспедиции и пассажиры, включая малолетних детей (всего 104 человека), высадились на лед и организовали ледовый лагерь. США выразили готовность помочь. И хотя это не совсем сложилось, советским летчикам были предоставлены аэродромы на Аляске, госдеп дал добро на покупку Советским правительством 2-х самолетов у США, а американский персонал на аэродромах очень тепло принял наших летчиков.  Два американских бортмеханика были награждены орденами Ленина и денежными премиями.

Посольство СССР в США в 1933 г. (адрес 1125, 16-я улица, Вашингтон, округ Колумбия, ныне там располагается Резиденция посла РФ)

Американская сторона (в отличие от советской) предоставляла бóльшую относительную свободу сотрудникам аппарата атташе. Если в Москве надо было заранее извещать о предполагаемой поездке по стране и получать на это специальное разрешение, то в США военным сотрудникам достаточно было известить о предстоящей поездке за любое время до отбытия (зачастую наши сообщали о поездке по возвращению из неё). Гражданские служащие могли покидать посольство и перемещаться по штатам без согласования! [ 16  ] Наши сотрудники аппарата помимо общения с американскими партнерами, посещали различные заведения, включая технические выставки, конференции, семинары, выступления общественных и политических деятелей, ученых и дипломатов.

Советские атташе за работой. Они собирают брошюры на американской военной выставке [16 ]

26 ноября 1935 г. А.М.Якимычеву присваивают звание капитана 2-го ранга.  В марте 1936 происходит очередная реорганизация Разведуправления Красной Армии и формируется 4-й Отдел, который занимается только военно-морской стратегической агентурной разведкой.  И в августе того же года Александра Михайловича, по-видимому, как специалиста  в агентурной разведке, отзывают в СССР на работу в новый отдел. Капитан 2-го ранга М.А.Нефедов, возглавивший отдел, в конце 1937г. пошел на повышение, став в феврале 1938 г. заместителем начальника всего разведуправления РККА.

ВЕРШИНА КАРЬЕРЫ. ГОЛГОФА

Его сменил А.М. Якимычев, в ноябре 1937 г.став вридом / временно исполняющий должность/ начальника 4-го Отдела. Но новая реорганизация в структуре управления армией и флотом приводит к созданию в начале 1938 года Народного Комиссариата Военно-морского флота (Наркомата ВМФ). А уже в нем, чисто морском ведомстве, создается Разведотдел Наркомата ВМФ, который в январе 1938 года и возглавил Александр Михайлович, став первым начальником разведки ВМФ СССР.

В начале 1937 года в Москве, в районе Хамовников (по адресу Плющиха, 13) завершено строительство прекрасного нового семиэтажного дома по индивидуальному проекту с квартирами большой площади. Именно в нем Якимычев получает квартиру (кв.№ 23).

Плющиха, д.13 (современный вид здания)/ https://www.kutuzov.ru/plyuschiha/images/image2reality/original/5894437.jpeg

1938 год начался с арестов многих военных атташе СССР, в том числе и военного атташе в США (1934-1936 гг.), комбрига Владимира Клейн-Бурзи (Бурзина). [  17  ]  А.М. Якимычев оказался уже вне поля зрения чекистов, искавших врагов народа среди дипломатов (и разведчиков) за рубежом. Но и его не минула чаша сия!

Александр Михайлович был отстранен от работы и арестован 30 апреля 1938 г., на основании показаний на допросе 16 апреля 1938 г. С.П.Урицкого, начальника разведуправления (IV управления РККА) о вербовке им, Урицким, «шпионом и врагом народа», в пользу США бывшего военного атташе А.М. Якимычева [ 18 ]).

Интересно, что А.М. Якимычев и Урицкий, возможно, познакомились в августе 1919года под Николаевым, где С.П. Урицкий служил начальником штаба 58-й стрелковой дивизии красных и, действительно, отличился в боях, а Якимычев был начальником 5-го гидрографического отряда РКВФ Морских сил Черного моря /Рабоче-Крестьянский Воздушный Флот/. И эти контакты привлекли внимание НКВД в деле С.П. Урицкого весной 1938 г.

22 августа 1938 года Александр Михайлович Якимычев был осужден Военной Коллегией Верховного Суда СССР и приговорен к ВМН (высшей мере наказания – расстрелу).  Приговор был приведен в исполнение в тот же день в Москве на Спецобъекте НКВД «Коммунарка». Реабилитирован Якимычев был, как и многие невиновные, проходившие по делам 1937-1938 гг.,  в 1956 году, 30 мая.

 

 

 

 

С.П. Урицкий

 

Фотографии А.М.Якимычева отсутствуют в свободном доступе в Интернете, как и фотографии  большинства «бойцов невидимого фронта». Фигурируют два изображения, по-видимому, из личного дела и из следственного. Мы привели в заставке заметки одну из фотографий А.М. Якимычева, слегка её обработав. Возможно, со временем, нам удастся найти еще какие-либо изображения героя статьи. Остается неизвестным и судьба родственников и близких Александра Михайловича…

Ссылки

  1. Старый город Николаев. /  https://www.zernotorg.com/ru/staryj-gorod-nikolaev/#! /Сайт ВИТЕРРА груп 
  2. Андреев Н.И. Котельщики: гороховецкие отходники.– 3-е изд. испр. и доп./ Владимир.Транзит-ИКС. 2018, –248с. с ил.    /с.86
  3. Игорь Гаврилов (Оранский). История Свято-Алексеевской (Острожной) церкви/ http://bazar.nikolaev.ua/content/история-свято-алексеевской-острожной-церкви / Сайт «Николаевский базар»
  4.  https://www.citywalls.ru/house19714.html  /Архитектурный сайт Санкт-Петербурга
  5. https://palborum.livejournal.com/59199.html  Фасад машинной школы .Современный вид
  6. http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/176931-zametka-iz-gazety-proletarskoe-delo-ob-uchastii-matrosov-mashinnoy-shkoly-i-uchebno-minnogo-otryada-v-shturme-zimnego-dvortsa-26-oktyabrya-1917-g Заметка из газеты «Пролетарское дело» об участии матросов Машинной школы и Учебно-минного отряда в штурме Зимнего дворца. 26 октября 1917 г.
  7. http://www.retroplan.ru/encyclopaedia.html?sobi2Task=sobi2Details&sobi2Id=1067 /Сайт «Ретропланъ». Авиация и воздухоплавание до Второй мировой войны / Офицерская школа морской авиации (Петроградская)/
  8. https://fotosergs.livejournal.com/78217.html?thread=19849   Форт Красная Горка
  9. Вабищевич Г.Э. Командиры морской авиации. Военно-исторический журнал, 2019, № 4
  10. https://puteika.livejournal.com/375234.html  Военно-морская академия
  11. Варгин, Н.Ф. Флагман флота Кожанов : [Ист.-биогр. очерк]. — М. : Воениздат, 1980. — 112 с. : 4 л. ил
  12. Близниченко С.С., Горохов В.В.  Любимец двух нарковоенморов. // История России. СССР./ БЕРЕГИНЯ-777-СОВА, 2017, № 3 (34). /список литературы 15 наименований, в т.ч. из фондов РГА ВМФ /
  13. Усов В.Н. Советская разведка в Китае. 20-е годы XX века (РАЗВЕДУПР – IV управление – ГРУ РККА) // https://history.wikireading.ru/144746
  14. Якимычев А.М. Метод изучения военно-морской истории. Отдельный оттиск из журн.: «Морской сборник», N 1 – 1934 / https://rusneb.ru/catalog/000200_000018_rc_2962840/ Национальная электронная библиотека/
  15. Москва — Вашингтон: Дипломатические отношения, 1933 – 1936. /Становление посольств СССР и США в 1933 г./ https://history.wikireading.ru/396660  
  16. П.А.Хухтхаузен, А. Шелдон-Дюпле. Военно-морской шпионаж. История противостояния./ М., Изд. дом «Вече», 2013, 276с, илл
  17. Душа разведчика под фраком дипломата / М. Е. Болтунов «ВЕЧЕ», 2012 — (Гриф секретности снят), 197с с ил
    1. Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе// http://coollib.com/b/183748/read  

Урицкий Семён Петрович (1895 г.р., племянник председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого) сделал успешную военную карьеру при новой власти, участвовал в подавлении Кронштадтского мятежа.  В апреле 1935 г.С.П.Урицкий в звании комкора возглавил Разведывательное управление РККА, сменив на этой должности знаменитого чекиста Я. Берзиня, с июня 1937 г. – заместитель командующего войсками Московского военного округа.

Демин ВА